Новости организаций | Компания «ТНН»
Стань легальным таксистом!

Республика Крым и город Севастополь

8 800 707 3410

Звонок по России бесплатный

с 10.00 до 19.00 Пн-Вс

Новости организаций / Новости Министерства транспорта РФ /
30 ноября в рамках «Транспортной недели – 2016» состоялась пленарная дискуссия «Транспорт России. Образ будущего»

Для участия в пленарной дискуссии на тему транспорт России образ будущего на сцену приглашается:

Максим Соколов, министр транспорта Российской Федерации, Олег Белозеров, президент ОАО «Российский железные дороги», Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «Камаз», Лейла Мамедзаде, исполнительный директор группы компаний «Сумма», Павел Кадочников, президент фонда «Центра стратегических разработок», Жозе Мануэл Вегаш, генеральный секретарь международного транспортного форума. 

Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Добрый день уважаемые участники форума, рад приветствовать вас от имени организаторов на этом пленарном заседании. Мы договорились со спикерами, что мы будем максимально интересными и максимальны по делу. И разрешите открыть нашу сессию выступлением министра Максима Соколова. 

— Максим Соколов, министр транспорта Российской Федерации 

Спасибо, уважаемому модератору. Уважаемые участники пленарной дискуссии, уважаемые коллегии, юбилей нашего главного форума дает повод обсудить, как изменяется отрасль, какие из новых направлений развития позволят достигнуть в ближайшее время целей, заложенных в ее стратегии. Наметить образ будущего транспорта России. 

Сегодня много говориться о том, что мы стоим перед лицом новой промышленной революции и связанным с ней вызовом. Материалы с заданными свойствами, глобальная система информирования управления, внедрение роботов во все сферы деятельности еще совсем недавно были каким-то далеким, даже фантастическим будущем. Но это будущее уже наступило сегодня. 

Транспорт как один из образующих элементов нашей экономике является важным элементом в жизни каждого человека. И естественно он должен достойно отвечать на эти вызовы, оставаясь генератором новых технологий и услуг. При этом как бы быстро не изменялся окружающий мир, транспорт всегда был, и есть и будет необходимым условием территориальной целостности нашей страны. Основной для ее экономического роста, качества и безопасности жизни людей. 

Именно поэтому мы считаем, что цели нашей транспортной стратегии в будущем не должны изменяться, а могут только лишь расширять перечень направлений, по которым будет развиваться сама отрасль для их достижения. 

Такими направлениями являются и расширения использование информационных и спутниковых технологий, повышение скорости движения транспортных средств, развитие новых видов транспорта, в том числе беспилотных. Внедрение материалов и технологий, которые повышают срок службы транспорта и инфраструктуры и снижают негативное воздействие на окружающую среду. 

По каждому из этих направлений мы ведем системную работу, и сегодня я коротко расскажу вам о ней. 

Но нам очень важно услышать от вас, уважаемые эксперты, участники дискуссии, мнение о будущем отрасли, о путях ее развития и о нашей с вами совместной работы, форматах, которое это будущее создает. 

Выступая в сентябре этого года на Восточном экономическом форуме, Владимир Владимирович Путин сказал, что мы живем в век информационного общества. Президент предложил сформировать общее пространство цифровой экономики для организации взаимодействия и ведения дел в удобной электронной форме И мы считаем, что весомой частью этого пространства должно быть единой цифровое пространство транспортного комплекса. Эта цифровая среда должна обеспечить переход на безбумажное документальное сопровождение любых транспортных услуг, выступить интегратором различных интеллектуальных систем и сервисов, обеспечивать комплексный мониторинг как пассажирских, так и грузовых перевозок, а также состояние объектов транспортной инфраструктуры. 

Создание единого цифрового пространства становится одним из основных шагов достижения всех целей транспортной стратегии. 

И ключевым элементов является государственная информационная аналитическая система регулирования на транспорте – АСУ ТК. Сейчас эта система в тестовом режиме используется уже в качестве информационно-аналитического ресурса в Минтрансе России и подведомственных структурах. 

В будущем она должна стать единой цифровой платформой для автоматизации процессов управления, в том числе и для выработки стратегических решений. Запуск системы в постоянную эксплуатацию запланирован уже до конца этого года. И важным элементом цифрового пространства в этой системе является уже единая государственная информационная система обеспечения транспортной информации. Мы запустили ее еще в 2013 году. Она позволяет контролировать пассажирские перевозки, и детализировать вплоть до отдельного рейса и каждого пассажира. 

Цифровая модель транспортного комплекса создается также на основе единой базе пространственных и технических данных АСУ ТК. В будущем мы она станет основой для моделирования, прогнозирования, и мониторинга развития отрасли в увязке со смежными отраслями экономики. 

Таким образом, мы впервые создаем автоматизированный инструмент стратегического управления. 

Сегодня наша транспортная отрасль является крупнейшим потребителем результатов космической деятельности. На основе спутниковых технологий создается современные системы обеспечения нашей работы – это и навигационные информационная системы управление движением в олимпийском Сочи. И используемый сегодня Ространснадзором во всех федеральных кругах комплексной информационно-аналитической системы контроля транспортных средств, и конечно же ГЛОНАС. Она сегодня получила один из основных призов. 

Успешная реализация Минтрансом этого проекта позволила нашей стране стать признанным мировым лидером в сфере применения спутниковых технологий для спасения человеческих жизней. На базе ГЛОНАС планируется создать единую государственную среду передачи навигационной информации. Это позволит повысить качество работы транспортного комплекса и сократить издержки перевозчиков. 

Уважаемые коллегии, не допустить аварий и катастрофа лучший способ избежать их последствий. Поэтому современный транспорт и транспорт будущего требует создание современных систем контроля и навигации в любой точке планеты. 

Создаваемая нами система автоматического наблюдения, АЗНВ, за воздушными судами, позволит организовать единое бесшумное аэронавигационное поле страны при сравнительно низких затратах на внедрение и эксплуатацию. В перспективе на базе станции автоматического зависимого наблюдения будет развернута многопозиционная система наблюдения за воздушным пространством. 

Современные навигационные системы не могут обойтись без соответствующего картографического обеспечения. Создание отечественных электронных навигационных карт – одно из обязательных условий для развития нашего транспортного комплекса. На сегодняшний день созданы электронные навигационные карты на участке внутренних ввозных путей протяженностью около 55 тысяч километров - более половины от общей протяженности. 

На воздушных трассах созданы массивы цифровой информации о местности и препятствиях в 30 регионах страны. 

Для создания высокоточных координатных сетей разворачивается сеть контрольно-корректировочных станций. И сегодня уже 40 таких станций развернуты на морском и речном, 49 на железнодорожном и 94 на воздушном транспорте. 

Значение информационное навигационных систем для развития регионов, особенного таких стратегически важных для нас как Арктика, трудно переоценить. Комплексное освоение арктического региона требует освоения современной транспортной инфраструктуры, обеспеченной надежными, независимыми от иностранных государств системами связи и навигации. И получение технической информации в области гидрометеорологии. 

В связи с этим Минтранс России выступил с инициативой создание единой защищенный информационно-коммуникационной системы транспортного комплекса арктической зоны. Она должна объединить имеющиеся ресурсы спутников, кабельных, стратосферных сетей российских компаний и на их основе создать единую информационную транспортную среду. 

Решение о создания системы поддержано государственной комиссией по вопросам развития Арктики и нами уже разработала концепция системы и начаты работы по ее созданию. 

Будущее несет с собой не только новые технологии, но и возрастающую скорость. Высокий уровень транспортного комплекса, его обслуживания будет определяться скоростью, своевременностью и предсказуемостью. Именно эти параметры транспортного сообщения в первую очередь влияют на подвижность населения и эффективность экономических связей, как внутренних, так и международных. И мы уверены, что будущее за реализацией проектов по созданию высокоскоростных автомобильных, железных дорог и гиперзвуковых воздушных судов. 

Первые проекты уже в стадии практической реализации. 

Новая скоростная автомобильная дорога Москва - Санкт-Петербург должна быть полностью закончена в 2018 года. Эта дорога является головным участком международного коридора Европа – Западный Китай, который мы тоже планируем открыть до 2020 года. 

И еще одним знакомым проектом должна стать первая в стране скоростная железнодорожная магистраль Москва-Казань, которая сократит время следования между конечными городами в 4 раза - с 14 до 3,5 часов. 

А государственной компанией «Автодор» разработала стратегия развития сети автомобильных дорог. Они будет охватывать 38 регионов и соединит 17 крупнейших городских агломераций. 

Говоря о будущем высокоскоростном транспорта можно отметить и эксперимент по созданию его нового вида – вакуумного поезда Hyperloop. В этом году в рамках Восточного экономического форума, а перед этим проект был представлен на Санкт-Петербургском экономическом форуме, были представлены результаты исследования возможности применения этой технологии на участке между логистическим центром Хуньчунь (Китайская народная республика) и большим поротом Зарубино. Средняя скорость движения капсул может достигать 900 км в час. Я думаю, что в рамках дискуссии мы более внимательно ознакомимся с этим проектом. Мне будет очень интересно посмотреть, как он продвинулся за последние полгода.

Правительством также было поддержана инициатива по развития беспилотных летательных аппаратов. А также интеллектуальных транспортных систем, как наиболее перспективных направлений, которые в будущем должны сформировать принципиально новые рынки. 

Как отметил Дмитрий Анатольевич Медведев, через 10-20 лет выиграет тот, кто поставит на инновационную волну, построит систему, которая будет генерировать на основе новых знаний коммерчески успешные решения. 

И интеллектуальные транспортные системы в городских агломерациях обеспечивают для пассажиров в режиме реального времени планирование маршрутов с учетом нескольких видов транспорта, бронирование и покупку билетов, сопровождение по маршруту, оказание дополнительных услуг. 

На федеральных трассах системы обеспечивают интеграцию средств связи, управления и контроля. Они встроены в транспортные средства и объекты инфраструктуры.

Появление беспилотников сегодня уже не кажется случайным явлением. Это результат планомерного расширения и использования интеллектуальных транспортных систем. Создание и начало испытаний первых беспилотных транспортных средств, в том числе и грузовых, таких как беспилотных КАМАЗ, является началом нового технологического этапа развития транспорта. 

Заглядывая в будущее беспилотных транспортных средств можно прогнозировать их применение в качестве общественного транспорта – беспилотного такси, индивидуальных транспортных средств. 

Они смогут двигаться как по дорогам общего пользования, так и по специально выделенной инфраструктуре, где управление будет осуществляться автоматизированной централизованной системой. 

Экспериментальный прототип подобной транспортной системы будущего сегодня создается в Тель-Авиве. 

Созданием необходимой нормативно-правовой базы у нас занимается специально созданная рабочая группу Минтранса России. 

Представить себе будущее транспортной структуры без применение новых долговечных и экономичных материалов невозможно. И опыт показывает, что наибольший эффект от применения новых материалов и технологий, достигается тогда, когда этот процесс распространяется на все стадии жизни объекта. От проектирования до строительства и последующей эксплуатацией. Будущее за геотентетическими композитными материалами, модифицированными асфальтно-бетонными смесями, которые позволят увеличивать срок службы инфраструктуры. 

Наступающий 2017 год объявлен годом экологии. Сохранение окружающей среды это не просто одна из важнейших задач, это наш долг. И одной из основных целях является снижение негативного воздействия на окружающую среду. И достигнуть этой целы мы можем путем реализации проектов, которые поднимают природоохранные мероприятия на иной уровень. Одним из таких проектов является открытие в Калужской области специального сооружения для миграции животных, проложенного над трассой М3. Ширина его составляет 50 метров. И для адаптации сооружения к местной среде были выполнены работы по высадке на нем деревьев и кустарников, а также установке шумозащитных экранов. 

Будущее транспорта не только в масштабных проектах, но иногда и в обычных вещах, которые приобретают несвойственные им функции. 

В качестве забавного примера можно привести появление автономного чемодана, который следует самостоятельно за человеком, используя собственные колеса и встроенный электрический двигатель. Для взаимодействия с ним требуется только включить соответствующее приложение на смартфоне. 

Используя программы обеспечения, этот умный чемодан и подключенную к нему мобильную камеру делает снимки, и фото, и видео ролики. 

Будущее конечно и в расширении спектра услуг для пассажиров – продаже электронных билетов, регистрации на рейсы, приложениях и сайтах – это уже сегодняшний день. А завтра этот перечень пополнится новыми услугами, о которых мы может быть, даже не задумываемся сегодня. 

Призываю вас быть смелее в своих предположениях. И опыт подсказывает, что если мы ошибаемся в прогнозах, то ошибаемся в меньшую сторону. 

Благодарю вас, передаю слово модератору и коллегам. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Наша сессия будет выглядеть следующим образом. Сначала мы поговорим о перспективах развития транспорта с точки зрения долгосрочной стратегии России. Сейчас несколько групп в правительстве занимаются этой темой. И речь идет как о подготовке документов к 2014 году, так и к 2035 году. 

Затем у нас есть возможность послушать руководителей трех больших компаний. Это крупнейшая транспортная компания РЖД. Это крупнейшая компания в области машиностроения «КАМАЗ» и инновационная компания «Сумма групп», которая тоже работает в области транспортного машиностроения. 

Я прошу взять слово Павла Кадочникова. Павел является президентом фонда «Центра стратегических разработок». Сейчас это рабочая площадка по подготовке стратегии. Эту работу возглавляет Алексей Кудрин. Павел пожалуйста ваше представление о будущем транспорта, о технологических новациях, которые тоже являются частью работы над стратегией. 

— Павел Кадочников, президент фонда «Центра стратегических разработок» 

Спасибо большое. Уважаемые коллеги, добрый день. Я хотел начать со слов благодарности. Мы в рамках выполнения этого поручения, начали с замеров того, как видят будущее наши граждане, наши элиты и проехали несколько регионов. Поговорили с чиновниками, бизнесменами, другими слоями социальными… Есть ли у них этот образ будущего, куда можно двигаться и куда мы сейчас движемся. 

И оказалось, что мы легко говорим о проблемах насущных, что нас волнует именно сейчас. Но образа будущего, какой будет страна, регион в 24, 25 и 35 году, об этом почти никто не говорит и не готов говорить. И поэтому в этой части я благодарен нашей пленарке, что мы формируем, а потом будем двигаться в сторону будущего, которое будет в области транспорта. 

Горизонт 15-20 лет, это очень большой горизонт и если мы посмотрим назад, что было 15 лет назад, то увидим, что экономика России за 2000 год и вместе с ним и транспортный сектор изменились очень сильно. Средние темпы роста почти 5%. Экономика выросла и по возможностям и по масштабам. И по отдельным технологическим элементам. Дорожники поправят, но больше 25 тысяч километров дорог построены и федеральных, и региональных. 

Сильно обновили инфраструктуру и подвижной состав по многим видам транспорта. Если с точки зрения пользователей померить, парк грузовых автомобилей у нас вырос 1,5 раза с 2000 года, а парк легковых – в 2 раза. При этом общее количество происшествий, в том числе и погибших на дорогах, оно только сократилось. 

Мы сейчас имеем другую страну, более развитую, более продвинутую. И другую транспортную систему. Если мы посмотрим, что происходило в последние годы – если взять официальный прогноз на 2017-2018 годы , то у нас получится за [последнее время] экономика России почти не выросла. Мы сохраняем достигнутое, но если смотрим на другие страны, развитые, развивающиеся, то мы отстаем и отстаем из года в год достаточно сильно. 

И здесь транспорт – эта отрасль на себе это чувствует очень остро, как с точки зрения падения спроса, так с точки зрения падения инвестиций. 

И если мы говорим об экономическим задачах на 25-35 годы, для нас принципиальным является переход к экономическому росту темпами хотя бы на 4,4%. Это примерно увеличение экономики на 30% к 25 году, и удвоение к 35. Это то, на что наши ресурсы помогут выйти. При этом промышленное производство к 35 году вырастет процентов на 70%, а услуги, в том числе транспортный сектор, вырастит существенно больше, чем в два раза. 

И конечно, мы всего этого не сможем достигнуть, если не будем говорить о технологическом развитии. Здесь мы должны говорить и как об увеличении производства, инновации технологии, так и на потребления решений, которые уже есть. 

Потому что Россия не все заделы умеет дотягивать до реального воплощения. На мировой карте мы, конечно, занимаем небольшое место, и должны пользоваться всеми решениями которые есть в мире. 

Сейчас все говорят не о транспорте, а о мобильности. Переместиться из точки А в точку В, считают скорость, безопасность. И если выбирать те решения, которые должны быть сделаны, по которой можно двигаться транспортной области, то решения, которые стоят в первом ряду, которые не очень капиталоемкие, но дают один из наиболее сильных вкладов в мобильность. Это конечно решение с использованием информационных технологий. 

Не важно, сколькими видами транспорта будет передвигаться человек, не важно, кто будет владеть инфраструктурой и управлять, то такие сервисы будут востребованы и будут выталкивать всех остальных с рынка и мы сейчас это видим. 

Что здесь важно – к 35 году подавляющее число жителей России будет работать с информационными технологиями. Это означает, что легкий вход в использование технологий и низкие издержки при обсечении пользователей. Мы все будем в какой-то степени программистами и айтишниками. 

Кроме того информационные технологии изменяют облик и систему управления. На основе официальной статистики невозможно принимать управленческие решения. Большие лаги, месячные, иногда годовые. 

Если все 50 миллионов автомобилей, которые у нас ездят по дорогам, мы оснастим мобильным телефоном, то у нас полностью меняется картина по диагностике. И Минтранс этим активно пользуется и развивает. Непрерывная диагностика - это уже реальность на железной дороге, в море. 

К 35 году все это пойдет сильно дальше. Самые близкие предсказания – это управление движением с учетом сбора всех данных [скорости автомобилей, загруженности дорог]. 

Чтобы мы не говорили, Яндекс уже управляет движением автомобилей в Москве. Они выбирают маршруты, они могут выбирать исходя из простой логике – пробки и скорость. Но эта логика может быть боле сложной и преследовать цели, связанные с планированием, использованием загрузки дорог. 

Беспилотники, мы все их, конечно, боимся выпустить на наши дороги, зная состояние инфраструктуры и наших водителей. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Если посмотреть на наших водителей, мы наоборот боимся за беспилотники. 

— Павел Кадочников, президент фонда «Центра стратегических разработок» 

Я как раз это и хочу сказать. Потому что технологии очень быстро ликвидирует один аргумент за другим. Многие системы лучше человека выполняют уже сейчас целый ряд функций. Например распознавание лиц и образов. 

Умная инфрастуктура развивается вместе с этими технологиями и сейчас уже если говорить об интернет общении – когда автомобили общаются на дороге, это более безопасная система, чем система с человеческим фактором. 

Еще один пример, 45 млн. легковых автомобилей. Если мы посчитаем, насколько мы их используем, с учетом количества свободных мест в машине, с учетом, сколько реально этот автомобиль проходит дороги – днем, ночью, в выходные, у нас получится очень маленькая доля использования – есть разные оценки и вот по данным Google у нас получится 4%. 

Это означает, что у нас есть чудовищные резервы по улучшению транспорта с учетом экономики и отдачи. 

Если мы сравниваем, насколько активно этими сервисами пользуются [люди], то новое поколение гораздо активнее использует эти технологии и готовы на такой формат передвижения. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Многие мои знакомые сейчас обсуждают, что их текущий автомобиль, может быть последним автомобилем, которые они купили. Они все реже им пользуются, потому что гораздо удобнее пользоваться общественным транспортом, такси, с учетом такси. 

— Павел Кадочников, президент фонда «Центра стратегических разработок» 

Буквально несколько заключительных соображений. Конечно, если весь этот разговор послушает житель поселка или небольшого города, он сочтет сумасшедшими тех, кто это обсуждает. Конечно, мы прекрасно знаем, какие у нас дороги в сельской местности. И реализация прав на мобильность, конституционных прав по доступу к базовым услугам, этим придется заниматься. Но если говорить об экономическом росте, то сейчас уже все единодушно приходят к тому, что растут не страны, не регионы, а конгломерации. Они более привлекательны для молодежи. 

Если посмотреть, конгломераций у нас в России всего две – это Москва и Санкт-Петербург. Конечно, их должно быть больше. И мы должны к этому двигаться. Одна из перспективных решений, которое дает максимальный результат – это высокоскоростное сообщение.

Конечно, нам этим тоже придется заниматься. Без этого мы не достигнем целей, которых мы бы хотели достичь. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Спасибо, Павел. Вот с точки зрения макроструктуры экономики, насколько увеличится доля транспортного сегмента в экономике 24 и 35 году? И что будет происходить с занятостью людей в этом сегменте? Можете ли вы назвать какие-то цифры? 

— Павел Кадочников, президент фонда «Центра стратегических разработок» 

Тот сценарий, который мы рассматриваем, он предусматривает повышение доли сектора услуг. Если мы посмотрим на ведущие экономики, то у них доли сектора услуг, в ВВП, у них колеблется от 60 до 80%. У нас она значительно ниже, но будет расти. 

Занятость в этом секторе судя по всему будет сокращаться. Это можно накладывать на те тренды, которые мы видим в экономике. У нас за 15 лет доля трудоспособной молодежи будет снижаться - 10 млн. молодого населения перейдут уже ближе к зрелому возрасту. Поэтому это не является проблемой резкого высвобождения и переизбытка кадров, но в самом транспортном секторе доля занятости будет сокращаться. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Двигаемся дальше и я прошу взять слово Сергея Кагогина, он является директором «Камаз». Это флагман российского машиностроения. Вам вопрос, как вы видите инновации в транспорте и при чем здесь КАМАЗ. 

— Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «Камаз» 

Сфера интересная, она начинает владеть умами. Но я считаю, что когда то, более 100 лет назад приход автомобиля изменил мир и все это время мы жили в этой парадигме. Были стандартная схема – двигатель внутреннего сгорания, который толкал тележку, человек. 

Мы меняли автомобиль, он становился комфортнее, экономичнее, он мог перевозить больше грузов, больше людей, росли скорости быстрее. Но, тем не менее, классическая схема оставалась. Но как мне кажется, накопился тот предел противоречий, который мы имеем. В чем он заключается – количество автомобилей на наших дорогах в мегаполисах давно достигло полотка. Дальнейший рост практически невозможен. Получается эффект матрешки – ты реконструируешь дороги, растет количество автомобилей. Следующий этап улучшение инфраструктуры города – снова растет количество автомобилей. 

Что еще важно – это экологическое воздействие. Все анализы показывают, что при всех тех мерах, которые принимают правительства всех стран по снижению экологической нагрузки на окружающую среду от автомобилей, тем не менее наиболее вредным транспортом останется автомобиль. 

Все решения, которые предложены нам, становятся крайне дорогими решениями. Конструкция автомобиля по классе евро 6 настолько дорога, что не любая экономика может ее поднять. Наступил период изменения конструкции, который позволит иметь более экологически чистый транспорт без пагубного воздействия на окружающую среду. 

Ну и конечно с количеством автомобилей растет аварийность. Мы вводим ограничения по скорости, административные меры, ужесточаем требования. Но тем не менее, аварийность если и падает, то незначительно. Достаточное количество и смертельных случаем, и те же пробки на дорогах. 

И с моей точки зрения когда инфраструктура использования автомобиля очень сильно ограничена, когда за рулем сидит человек. Я был как-то в конюшне одного из участников гонки Формула-1. Я не скажу, что я видел в разработкам что-то сверхнового. Но это отлично все сделано, но все понятно. 

Но когда мы стали говорить о водительском составе, то оказалось, что в Формуле-1 водители – только те, кто имеют высочайший уровень IQ. Это высочайшие требования. Только с таким интеллектом может управлять автомобилем и на такой скорости принимать решения. 

Но мы же не имеем в нашей жизни столько людей, которые имеют высочайший уровень IQ. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Ну многие ведут себя как пилоты Формулы-1, не проверив IQ так быстро разгоняются. 

— Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «Камаз»

Что мы должны делать: менять среду под ускорении, менять человека. Но мы видит, что уткнулись в предел. Когда то я слетал в Бразилию в городе Куритино – я с удивлением обнаружил, что там нет пробок. Это город богатых людей. И на миллион населения там почти полмиллиона транспортных средств. И тем не менее пробок нет. 

Они изменили инфраструктуру и строили город под инфраструктуру. Но это молодой город. И такое невозможно сделать в том месте, которое создавалось давно. 

Что будет меняться. Первое, это изменение отношения к автомобилю со стороны общества. Владеть автомобилем становится не нужным и не модным. Это лишние заботы. То, что сегодня предлагает Яндекс-таки, все быстрее и проще. И человек, не владея автомобиля, получает освобождения большое количество времени – он не проводит время за рулем, не заправляет его и не моет, не ездит в сервисные центры. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Если в развивающихся странах автомобиль до сих пор воспринимается как элемент социального статуса и престижа. То в развитых странах – восприятие автомобиля как не принадлежность к высшему обществу. Если у тебя есть автомобиль, значит ты живешь как то так, что он тебе по прежнему нужен. То есть меняется сознание. 

— Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «Камаз» 

Проблема для нас, автопроизводителей не в том, что это происходит. А в том, с какой скоростью это происходит. Речь же идет не о сотнях тысячах автомобилях, а о десятках миллионов, которые ежегодно выпускают в обращение. 

Вокруг автомобиля создано все – дороги, парковки. И вопрос, что делать. Если мы меняем отношение, то это чудовищная скорость. 

Второе – конструкция автомобиля должна быть резко упрощена. Она должна стать другой. Сегодняшний уровень технического развития достиг полотка – его можно дальше усовершенствовать, снижать определенный расход топлива. Но каждое решение стоит очень дорого для потребителя. Производитель будет отвечать ростом цены. 

Очевидно, что сегодня те тенденции, что наметились, это электродвижение – это электромобили – это парижский автосалон, сентябрьский и те публикации, которые были после этого, они показывают, что автопроизводители стали выводить на рынок очень продвинутые и серьезные модели электромобили. 

Это другой уровень, другая инфраструктура и среда. Но все-таки существующая модель автомобиля. Но совсем уж все меняет, это конечно автономное движение. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково»

При чем здесь КАМАЗ? Как КАМАЗ отностится к этой перспективе? Для вам это научная фантастика? 

— Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «Камаз» 

Если бы мы стояли в стороне, то нам нужно было бы признать, что срок жизни нашей компании ограничен. Но мы так не считаем. Мы предпочитаем оставаться на серьезных позициях. Все что касается научных исследования применения электротранспорта, мы будем проводить из дальше. Все что касается автономного движения – мы вынуждены идти вперед, и здесь наш интерес очень простой. Поскольку мы производим коммерческий транспорт, все равно наш клиент будет стремиться более эффективно использовать транспорт. 

Кандидат номер один – это магистральный тягач. Что в этом случае должно произойти. В приветственное слово тут говорили, говорилось, что 25 тысяч километров дорог построили тут. Но на просторах нашей страны ровным счетом ничего не меняет. Если бы назвали цифру в 250 тысяч… Значит, мы должны ориентировать своих клиентов, что большую часть грузов нужно перевезти по существующей дорожной сети. Они не может меняться революционно, она будет меняться постепенно. 

Сейчас идет резкое укрупнение транспортных компаний, парк тысяча, пять тысяч автомобилей сейчас становится нормой. В их руководстве нет транспортников, в основном математики. Техника ограничена человеком. Перед тем, кто применяет транспорт, для зарабатывания денег, стоит задача, чтобы уменьшить влияние человека на использование транспорта, повысить его грузоподъемность. Это как раз можно сделать только через автоматизацию. Будут разные степени. И это будет внедрено. 

Но самый главный вопрос – когда мы отличим человека. Когда вопрос, кто главный в процессе управления машина или человек будет решении. Это и законодательная база должна менять, и наше сознание должно измениться. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Олег Валентинович, ваша компания по большинству сегментов находится в конкуренции, и вы вынуждены бороться за клиентов. Как вы помогают в этом новые технологии? 

— Олег Белозеров, президент ОАО «Российский железные дороги» 

Спасибо большое, хочу поблагодарить организаторов за приглашение на сегодняшнее мероприятие, поскольку железная дорогая – это транспорт будущего. Многие вопросы на железной дороге уже решены. В том числе и отказ от управления человеком. 

Ключевое, транспорт это прежде всего клиенто-ориентированное направление. Не будет клиентов, не будет что перемещать, людям будет удобно находиться на месте. Я не боюсь конкурентов, сейчас основной вопрос не каким транспортным ты поедешь – а удобно это или не удобно, мобильно или не мобильно. И вопрос цены и качества. 

Ключевым будет мне кажется интеграция различных видов транспорта в одну некую единую систему. Грузовое движение, сейчас фантазирую, будет в каком то будущем без участии человека переводиться железной дорогой, потом перегружаться на автомобиль и точно также без участия человека доставляться до двери. 

А что такое автомобиль – автобус тоже автомобиль. А если двадцать автобусов соединить, то это тоже будет какой-то новый вид транспорта. 

Пока мы находится в той точки, в какой мы находимся. Постараемся сделать как можно больше, чтобы заглянуть и понять, чтобы нужно нашим клиентам. Наша область консервативная. Вложение в железную дорогу окупаются более десятков лет и нам нужно более точно ориентироваться, что же будет завтра. 

Традиционные продукты – это тяжеловесное движение, ускорение движение, это более легкий доступ к нашей железнодорожной инфраструктуре. Это электронных заказ перевозок. В ближайшее время мы хотели бы запустить биржу в рамках с Федеральной монопольной службой. И считаем, что это приведет к снижению цены. 

Обсуждаем движение составов по расписанию, или по заполнению составов. В рамках компьютерных моделей выбираем модели и подстраиваем под клиентов. 

Московское транспортное кольцо – продукт уникальный. Там состав – не метро, он отличается. Движение составов раз в шесть минут, мы сейчас планирует сделать четырехминутный интервал. Такое движение можно добиться только с интеллектуальным управлением. Человек у нас уже больше не машинист, а контролер. 

Будущее за цифровыми технологиями. Мы сейчас у себя разрабатываем систему – цифровая железная дорога. Это весь комплекс услуг и по пассажирскому, и по грузовому направлению. Управление именно искусственным интеллектом – это быстрее, большая часть факторов анализируется. В будущем, хочу обратить внимание, это будет комбинированный транспорт-продукт, в котором железная дорога будет в центре движения. А все остальные – рядом. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Не будем открывать дискуссию на эту тему. Но для России роль железных дорог действительно – ключевая. Двигаемся дальше. Я прошу слово взять Лейла Мамедзаде. Лейла является исполнительным директором группы компаний «Сумма» и мы поговорим о проекте Hyperloop. Этот проект возник в США. Так вот компания, которую представляет Лейла, является одним из акционеров компании Илона Маскама.

Лейла, пожалуйста, на сколько быстро вы можете сделать сказку былью? Насколько это экономически оправдано? 

— Лейла Мамедзаде, исполнительный директор группы компаний «Сумма» 

Я начну с того, что группа «Суппа» - основные акционеры в портах. 

Модератор: это сторону вашей деятельности присутствующие знают лучше. А о том, что вы пошли в транспортное машиностроение, в послезавтрашний день, не знают. 

Мамедзаде: я хочу поддержать коллег, что мы видим: люди хотят сервис, хотят недорогую цену, хотят скорость. 

— Модератор дискуссии Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково» 

Безопасность 

— Лейла Мамедзаде, исполнительный директор группы компаний «Сумма» 

На существующей инфраструктуре можно делать какую-то оптимизацию, но можно достичь только определенной черты. Но все это приведет к повышению цены. 

Поэтому в этой связи мы стали думать, что будущее. Наш интерес имеет вполне практическое применение. Мы инвестировали в компанию Hyperloop, там был проведен целый ряд испытаний. В январе планируется еще целый ряд испытаний. Сегодня можно уверенно говорить, что первый Hyperloop может быть построен уже в 2018 -2019 году. 

Как российский инвестор мы хотим одну из первых пилотных установок Hyperloop попробовать в России. У нас есть проект между Китаем и Дальним Востоком России, это 65 километров. Учитывая возможную скорость – это 1000-1100 километров в час, все это расстояние может быть проедено за 15 минут. 

Это означает, что груз из Китая в Россию может идти 15 минут. 

Можно взять другой пример, так как Китай для России кажется находится далеко. Тоже самое расстояние от Шереметьево до Домодедово может быть пройдено также за 15 минут. 

Мы считаем, что очень важно нам, как российским инвесторам быть на передовой этой технологической революции. Мы хотим быть на острее этих дискуссий. 

Что касается цены – высокая цена складывается из того, что каждое звено в транспортной структуре не до использована. Но можно поднять коэффициент использования сегодняшних мощностей. Использовать все вины транспорта и оптимизировать подбор вида транспорта. 

Ни в Америке, ни в Европе, ни в Японии также не существует системы, которая бы связана все виды транспорта с одну цепочку. В этом мы видим большое окно возможностей. И в этом мы видим задачу на первые пять лет.

Материал взят: http://www.mintrans.ru/news/detail.php?ELEMENT_ID=34698&sphrase_id=87497

Сервис обратного звонка RedConnect